DDEnztUBDJkh2NfQbkVLePklAx50zTd4KSYWZVuO
Войти через социальную сеть
Пожалуйста, подождите... Укажите email Укажите имя или псевдоним Укажите пароль Для регистрации на сайте Вы должны принять Правила сообщества Для редактирования профиля необходимо авторизоваться на сайте Укажите корректный Email material_dobavlen_v_izbrannoe Добавить в избранное Убрать из избранного Пароли не совпадают Задайте пароль для входа на сайт Хороший пароль должен содержать строчные, заглавные латинские буквы и цифры. Рекомендуется добавлять знаки препинания и задавать длину пароля не менее 8 символов Спасибо за Ваш голос! Добавить +1 Убрать +1 Выберите вариант ответа
Место
Қазақша Табло Расписание казахстанцев на ОИ-2020 на 6 августа Медальный зачет ОИ-2020
Вход на сайт
Войти через социальную сеть:
Ваш аккаунт на Vesti.kz Забыли пароль?
Забыли пароль?

Укажите email, на который будет отправлен Ваш новый пароль. Впоследствии Вы сможете изменить пароль в личном профиле.

"Будем переть в UFC". Казахстанский боец - о жизни в США, Головкине, тоске по дому и знакомстве с Даной Уайтом

"Будем переть в UFC". Казахстанский боец - о жизни в США, Головкине, тоске по дому и знакомстве с Даной Уайтом
Николай Веретенников. Фото: Fury FC©️

Казахстанский боец ММА Николай Веретенников (9-3) две недели назад получил предложение выступить в Претендентской серии Даны Уайта (DWCS), который является президентом лучшего промоушена мира UFC. 31-летний файтер, долгое время проживающий в США, дал интервью российскому журналисту Игорю Лазорину. В нем он рассказал о возможном попадании в UFC, работе на стройке и в ночных клубах, знании казахского языка и общении с Уайтом.

- Я сам из Казахстана, с 2015 года нахожусь здесь, в Америке. Для этой цели и приехал, чтобы попасть в UFC. Много лет уже стараемся.

- Ты дерешься в Претендентской серии (DWCS). Какого числа у тебя будет бой?

- Точно сказать не могу пока. Контракт на данный момент на рассмотрении. Есть новости, какие-то паблики выкладывают информацию с определенными датами, но я это подтвердить пока не могу. Но то, что буду биться там, это сто процентов. Уайт уже контракт подтвердил, осталось лишь подписать его.

- Ты решил без менеджера и промоутера полететь в США, на свои деньги. Сейчас не жалеешь, что пошел по такому нелегкому пути?

- Я вообще никогда не жалел о том, что я когда-то что-то сделал, а во-вторых, не то чтобы мы за свой счет прилетели сюда с женой, нам помогали ребята, близкие друзья. За это им большое спасибо! Они знали о моих целях, знали, для чего я брал у них деньги. Кто чем мог, тем и помог. Кто-то тысячу долларов закинул, кто-то полторы. Где-то на три месяца достаточно было, а потом с женой вышли на работу, начали зарабатывать и продвигаться.

- Кем ты работал первое время?

- В Хьюстоне я работал в охране, потом на стройке. Сто долларов в день я получал, работая строителем. Смена была с восьми утра до шести-семи часов вечера. После переезда работал в мувинге, грузчиком в компании, которая занимается перевозкой мебели. Жена изначально работала официанткой в кафе, а через месяца три простажировалась и стала барменом. 

- Вы приехали туда без знания английского языка?

- Я вообще не разговаривал на английском, когда сюда приехал, а моя жена изначально знала язык. У нее есть высшее образование, училась на переводчика. 

- Когда ситуация изменилась и ты понял, что достаточно просто тренироваться?

- Она вообще не изменилась. Если я не работаю неделю или две, а жена трудится, то у нас уже не хватает денег. Нам нужно платить за квартиру, за машину. В США если два-три дня не работаешь, то уже чувствуется. Поэтому я до сих пор работаю, иногда могу таксовать, иногда выхожу на работу в мувинг. Во время межсезонья я сначала работаю, потом тренируюсь, выступаю, затем неделю отдыхаю и выхожу обратно на работу. 

- Как ты попал в зал к тренеру Евангелисте Сайборгу?

- Недалеко от дома был зал, мы с женой решили заехать, посмотреть. Большой зал, очень много ребят хороших и Сайборг там ходит. Мы подошли, объяснили, что занимались ММА, приехали из Казахстана, хотели бы тренироваться здесь. Он дал понять, что эти вопросы не решает, и предложил нам прийти на спарринг на следующий день. Все клубы Хьюстона здесь собираются, сказал, что посмотрят на меня.

На следующий день мы приехали с женой, заплатили по десять долларов, чтобы войти внутрь, не важно, для участия в спарринге или для того, чтобы посмотреть. Мне дали местного мексиканца Фрэнки, с которым мы потом сдружились, хороший парень. Мы с ним зарубились, я жестко его разбил, не хочу хвалиться, получилось так, что прямо напихал ему (улыбается). Тренер Сайборг заметил меня и пригласил тренироваться с ними. Платить не надо. Так начал тренироваться, был у него любимчиком. Чувствовал, что ко мне отношение другое, он старался дать мне больше работы, загрузить меня. 

- Он сразу понял, что ты из Казахстана, и что это не часть России, а отдельная страна?

- Да, конечно. У бразильцев дела с географией обстоят получше, чем у американцев. Это когда местным говоришь, что ты из Казахстана, тебя переспрашивают: "Пакистан? Афганистан?". Им пока объяснишь, это так долго. Потом начинаешь им говорить про Головкина, и они такие: "А! GGG, да-да", - и начинается. Если ты из СССР, то здесь проще сказать, что ты из России, все сразу понимают. 

- Твои родители остались в Казахстане?

- Да, они живут на юге страны, в Сарыагаше. С 2006 года я с ними уже не жил, в 16 лет переехал в столицу, в Астану. Туда поехал пробиваться, зарабатывать, тренироваться. По рукопашке выступал там, по боевому самбо. Давно не жил с родителями, но, конечно же, общаемся. Они меня только поддерживают, знают, что если я собрался поехать куда-то, то поеду. 

- А казахский язык не забыл?

- Нет, не забыл, я разговариваю на казахском. Понимаю на сто процентов, но где-то, наверное, затрудняюсь ответить иногда. Но разговорный казахский у меня есть, я вырос на юге страны. Хотя это не зависит от того, откуда ты. Я знаю многих русских ребят, которые тоже родились на юге Казахстана, но они до сих пор не знают казахского. Хотя и живут там.

- За незнание могут где-то предъявить?

- Нет, такого нет, что предъявят. У меня большая часть друзей, процентов 80, казахи. Мне даже трудно вспомнить, что у меня в Казахстане кто-то из русских друзей был, кроме пары человек. И язык знаю не потому, что они все говорят на казахском, а просто потому что хотел выучить. Легко давалось, в школе был отличником по казахскому. 

- Ты долгое время работал охранником в клубе, так ведь?

- Да, долгое время. Когда я приехал в Астану, первый год я работал на стройке, потом был пошив чехлов на СТО. После я устроился в наружную рекламу, монтажником был, занимался всякими баннерами. Работал дизайнером, фрезеровщиком. Опыт имеется. Затем устроился в охрану. У меня друг был, с которым я тренировался, он работал в самом крутом клубе. Я попросился к нему, нужно было лишь костюмчик купить. Денег тогда не было, купил себе самый дешевый, за четыре тысячи тенге. Я чувствовал себя в нем беспонтово, но после первой зарплаты купил новый. Вскоре я стал начальником охраны в одном из заведений при клубе.

- Была какая-нибудь жесть на работе?

- Все было. Бывало, что кидались и с ножом, и со стволом, и стреляли, но благо, что не попадали. Всякое случалось. Особенно, когда ты один, а там человек шесть-семь начинают между собой и на официанток кидаются. И тебе придется лезть прямо туда, в середину, разнимать их, чтобы не сломали ничего. Бить я не бил никого, но если меня кто-то ударит, то, конечно, в ответ я дам куда-нибудь в печень. 

- Где ты сейчас тренируешься?

- Прохожу сборы в Kings MMA. Там же, где занимаются Гига Чикадзе (13-2), Бенеил Дариуш (21-4-1). С ними я чувствую, что расту. Мне с ними комфортно, они меня во всем поддерживают. Не хочу никуда уезжать, хочу оставаться тут. 

- Когда тебе предложили контракт на DWCS?

- Когда мне дали титульный бой в Fury FC, я уже понял, что это поединок за контракт с Претендентской серией. Менеджер уже меня "курсанул". Я знал, что на турнире будет сам Уайт. Гига и Бенеил тоже были рядом, присутствовали на трибунах. Дариуш за день до этого бился там (против Тони Фергюсона (25-6) - прим. ред.). Затем Уайт пригласил к себе всех победителей в порядке очереди. Передо мной к Дане зашел и Бенеил, поговорил с ним, попросил обратить на меня внимание. Дариуш тоже поспособствовал всему этому. И Уайт предложил мне контракт с Претендентской серией. 

- Это большое достижение для тебя?

- Это цель жизни. Я столько времени иду к этому, жена, друзья помогают. Мы у цели практически. Самое главное - выиграть следующий бой, и будем переть в UFC.

- Ты сказал что-то Уайту, когда вы лицом к лицу встретились?

- Ничего особенного, практически не разговаривали. Он меня поздравил, сказал, что хороший бой. Я его поблагодарил. Он спросил, устраивает ли меня контракт с Претендентской серией, и я ответил: "Конечно". Нас сняли на видео, но мы не фотографировались. Не любитель таких вещей, чтобы бегать за кем-то, фоткаться (улыбается).

- Общаешься ли ты с Арманом Оспановым (11-3)?

- Мы в Альбукерке вместе тренировались, хороший парень. Мой земляк, кстати. Он из Ленгера, а я из Сарыагаша, это все рядом. Я с ним общаюсь, но не так часто. Раз в полгода списываемся, общаемся, узнаем, как дела. Я удивился, ведь постоянно читал, что Арман уже близок к UFC, но теперь он будет биться в PFL. Я был бы рад, если бы он подписался в UFC, потому что он достойный парень, смог бы там пробиться. 

- Ты скучаешь по дому?

- Да, очень скучаю. Не хватает и казахской еды, по бешбармаку скучаю, по конине, которую раньше ведрами ел (улыбается). В Америке конину запрещено есть, не найдешь. Казы, карта, такого нет (смеется). Иногда друзья меня провоцируют, скидывают в WhatsApp, как они едят бешбармак, казы, и я говорю: "Вот вы издеваетесь".

- Ты понимаешь, что в UFC есть допинг-контроль?

- Да, конечно, понимаю. Но я никогда ничего не употреблял, мне нечего скрывать. Хоть сейчас пусть приходят, проверяют. Я спокойно к этому отношусь. В бешбармаке допинга не бывает. Допинг не научит тебя драться. 

- Ты видишь, как фанаты из Казахстана "дизелят" в соцсетях, когда дерется кто-то из своих?

- Я особо не читаю комментарии, не лезу туда. Иногда меня начинает что-то задевать, хочу сам что-то высказать. Молодежь у нас очень любит единоборства, кайфует. У нас сильные ребята по самбо, по дзюдо, по боксу, по вольной и греко-римской борьбе, по ММА. Поэтому у нас ажиотаж такой большой, все пишут, смотрят. Шум нормальный. 

- Когда ты тренировался в Альбукерке, виделся с Джоном Джонсом (26-1-0-1)?

- Я тренировался там только месяц. Видел в зале один раз, и то он не занимался, а к нему пришли из допинг-контроля. Я с ним не фотографировался даже. Сфоткался только в Хьюстоне, когда работал в охране клуба. Проверял документы на входе, а в такие моменты особо на лица не смотрю. Читаю имя, а там он. Поворачиваю голову, и спрашиваю: "Ты, что, Джон Джонс?" И я сразу закрываю лентой вход, и начинаю с ним фотографироваться, мне уже кричит хозяин клуба, говорит про очередь. А я отвечаю, мол, какая очередь, у меня тут Джонс. Он у нас в клубе потусовался час-полтора, отдохнул. 

- Готов к трештоку в UFC?

- Вообще я не любитель таких вещей, "газовать", толкать, пихать. Все надо показывать в клетке. Я не люблю людей оскорблять. Если есть что сказать, я скажу в лицо. 

Отметим, что, по неофициальной информации, бой Веретенникова в Претендентской серии состоится осенью, 28 сентября, в Лас-Вегасе (Невада, США). Некоторые источники сообщали, что соперником казахстанца может стать непобежденный 20-летний проспект из Эквадора Майкл Моралес (11-0) по прозвищу "Джон Джонс".

Все самое актуальное о спорте в вашем телефоне - подписывайтесь на наш Instagram!

Поделиться в соц. сетях:


Новости