Войти через социальную сеть
Пожалуйста, подождите... Укажите email Укажите имя или псевдоним Укажите пароль Для регистрации на сайте Вы должны принять Правила сообщества Для редактирования профиля необходимо авторизоваться на сайте Укажите корректный Email material_dobavlen_v_izbrannoe Добавить в избранное Убрать из избранного Пароли не совпадают Задайте пароль для входа на сайт Хороший пароль должен содержать строчные, заглавные латинские буквы и цифры. Рекомендуется добавлять знаки препинания и задавать длину пароля не менее 8 символов Спасибо за Ваш голос! Добавить +1 Убрать +1 Выберите вариант ответа
Место
Қазақша Табло Vesti.kz требуется спортивный журналист
Размещение рекламы: +7 700 388 81 09
KZ
Вход на сайт
Войти через социальную сеть:
Ваш аккаунт на Vesti.kz Забыли пароль?
Забыли пароль?

Укажите email, на который будет отправлен Ваш новый пароль. Впоследствии Вы сможете изменить пароль в личном профиле.

Пицца страшная. Рассказ.

Рассказ о Головкине, Альваресе и Сулеймане. Сокращенная версия.

 

Рассказ о Головкине, Альваресе и Сулеймане. Сокращенная версия.

Декабрь 2015-го для рыжеволосого мексиканского боксера складывался не лучшим образом. Сауль Альварес в первый раз в жизни оказался в ситуации, перспектива которой могла лишить его всего, что он заслужил в последнее время и вернуться в трущобы мексиканского городка.

- Дядя Маурисио! Как жить дальше? Что же мне делать? Дядя Маурисио, прошу Вас,- бился в истерике Альварес. Я не вижу выхода. Зачем Вы дали общественности обещание.

- Малыш "Канело",- выдыхая дым едкой сигары, произнес глава WBC Маурисио Сулейман. Ты ведь понимаешь, что главная наша цель - деньги. Причем в большом количестве. Или ты забыл, как жил в Мексике? Я могу напомнить.

- Нет, не стоит,- закрыл глаза Альварес. Конечно же, он прекрасно помнил то ужасное время, когда вместо развлечений ему приходилось трудиться. День и ночь уходили на поиски любой работенки, за которую ему могли бы вручить продукты или деньги.

- Послушай, Сауль. Я тебе вот что скажу. Я понимаю, что этот казахстанский Геннадий с легкостью одолеет тебя и лишит тебя нынешнего статуса. В свою очередь мы лишимся денег, которые добываются на твоих победах. Есть несколько идей. Для начала я изменю дату, когда объявим время боя. И так несколько раз. А уж дальше поймем как двигаться дальше.

Альварес выдохнул: дядя Маурисио внушает уверенность и спокойствие. Страх столкнуться с Головкиным отходит на второй план и появляется непреодолимое желание выпить текилы.

Сладкие грезы развеял Бернард Хопкинс. "Только не это. Опять этот Хопкинс",- подумал Сауль. "Этот ветеран бокса вновь будет настаивать на чести, достоинтсве и прочей херне".

- Как не будет объявлена дата?- возмущенно сказал Хопкинс и снял очки. - Какие деньги, Маурисио? Ты в своем уме? На кону достоинство и честь всего Совета, всей команды! Ты читал, что пишет о нас пресса?

- В топку прессу. Мы слишком уважаемы людьми, чтобы нас критиковать. Пусть пишущие выскочки изводят себя домыслами.

Сулейман, как и Сауль, не любил Хопкинса. Не любил за его характер и успешное боксерское прошлое, за то, что пытается бросить малыша Канело на растерзание казахстанцу, сохранив эти ненужные "честь и достоинство".

- Берни,- Маурисио по дружески хлопнул старика Хопкинса по плечу. - Старина Берни. Ты снова взялся за свое? Мы же условились, что я буду спонсировать и поддерживать твою промоутерскую компанию. А ты взамен обещал подбирать для Альвареса бойцов, которые однозначно проиграют.

- Да, но не ты ли сам озвучил судьбу пояса WBC? Мне теперь на каждом шагу приходится давать интервью по этому поводу. Люди взволнованны, в меня тыкают пальцами и припоминают каким я был в прошлом. Я и сейчас такой, Маурисио. Я старый волк, старой закалки. 

- Если мы условились в тот день, то будь добр, проваливай. Я тебе скинул на почту речь - озвучь ее телеканалам.

Текила в голове малыша Канело сменилась реальностью. Дядя Маурисио и идущий у него на поводу Хопкинс даже не подозревали о том, что представляю я на самом деле. Они не знали, что я боюсь. Боюсь этого чертового Геннадия. Я видел, что он сотворил с Лемье. Этот Давид был похож на фарш, который ароматным слоем лежал на любимой пицце. Они не знают, что ночами мои колени так дрожат, что одеяло ходит "волнами". К черту деньги, к черту чемпионский пояс. Я не боюсь потерять статус и авторитет. Для меня страх - быть побитым, сломленным морально. 

- Ка-не-ло. Канело!- Сулейман не мог докричаться до Альвареса. - Очнись!

- Да, дядя. Прости. Обдумывал планы на вечер. А что, Берни ушел?

- Минуты две как. Снова предлагал выти на ринг против "fu##g Triple G". Отправил его развеяться и готовиться к конференции.

- Ок. И какой у нас план?

- Тянем время и предлагаем команде Головкина такие условия, при которых он сам не захочет драться...

 

- Ты что творишь, Маурисио? Ты, мекс. Ты что себе позволяешь?,- первое, что услышал глава WBC в трубке телефона. Он глянул на часы - пять утра. Была бы его воля - он бы послал куда подальше этого Флойда. Но Мейвезер был авторитетен и при деньгах. За свои капризы Флойд платил внушительные суммы.

- Не горячись, Флойди. У меня тут пару латиночек в постели. Объясни быстро и четко свое возмущение.

Больше всего в жизни Маурисио не любил говорить именно с Мейвезером-младшим. Авторитет и деньги пугали главу WBC. Еще дружки его. От Флойда всегда веяло холодом и угрозой.

- Ты не врубаешься? Что за херня с переносом боя,сменой условий? Уж я точно знаю какую игру ты затеял. Решить спрятать своего конопатого? Все эти финты говорят об одном: поединок Альварес-Головкин никогда не состоится. Ты в своем уме? Ты же знал, что я собирался сделать крупную ставку. Ты кидаешь меня? Маурисио, очнись. Посчитай, сколько раз я тебе платил за услуги. Ты мне помогал, а я щедро одаривал тебя. Короче, 30 миллинов и бой состоится в мае.

Маурисио любил племянника, но меньше, чем деньги. К тому же, он ему многое дал: славу, прибыль, статус, красивую жизнь. Пусть сам в дальнейшем решает свои проблемы. Не маленький давно.

- Так бы сразу и сказал, Флойди,- радостно сообщил Маурисио.

Он оглянулся и увидел спящих обнаженных девушек, которых вчера привел к себе в апартаменты. "Жизнь прекрасна", подумал глава WBC, и налил себе виски.

 

В 10 часов утра кошмары Канело воплотились в реальность. Никогда так страх не сковывал его после сообщения дяди. "Бой состоится 15 мая. Готовься, малыш Канело. Условия обсудим позже". Сауль с трудом сел на кровать. На ум сразу же пришла пицца, с которой он ассоциировал побитого Лемье. Горячей. Фарш с сыром смешались с томатным соусом. Это напомнило ему собственное лицо. Слезы брызнули из глаз малыша Канело...

 

4 января 2016 18:25
Поделиться в соцсети

Реклама

Реклама