Войти через социальную сеть
Пожалуйста, подождите... Укажите email Укажите имя или псевдоним Укажите пароль Для регистрации на сайте Вы должны принять Правила сообщества Для редактирования профиля необходимо авторизоваться на сайте Укажите корректный Email material_dobavlen_v_izbrannoe Добавить в избранное Убрать из избранного Пароли не совпадают Задайте пароль для входа на сайт Хороший пароль должен содержать строчные, заглавные латинские буквы и цифры. Рекомендуется добавлять знаки препинания и задавать длину пароля не менее 8 символов Спасибо за Ваш голос! Добавить +1 Убрать +1 Выберите вариант ответа
Место
Қазақша Табло Расписание казахстанцев на ОИ-2020 на 30 июля Медальный зачет ОИ-2020
Вход на сайт
Войти через социальную сеть:
Ваш аккаунт на Vesti.kz Забыли пароль?
Забыли пароль?

Укажите email, на который будет отправлен Ваш новый пароль. Впоследствии Вы сможете изменить пароль в личном профиле.

Университеты Тигиева / Борьба

Университеты Тигиева
 
Он восхищался борцом, который чуть не погубил его мечту, верит в бога и людей. В свои 26 лет пережил самое страшное для любого спортсмена испытание — букет травм и перспективу оказаться ненужным. Но он выжил в суровых джунглях спортивного Мира. И нашел свое место под солнцем. Наш гость серебряный призер Олимпийских игр в Пекине по вольной борьбе Таймураз Тигиев.

— Таймураз, часто вспоминаете олимпийский финал?
— Разве забудешь, каждая мысль об Олимпиаде в свою очередь напоминает мне о том финале. Мне до сих пор грустно, ведь был же реальный шанс выиграть золото. Но на все воля Всевышнего.

— Можете восстановить по памяти схватку с Ширвани Мурадовым?
— Лично мое мнение, эта была не самая лучшая схватка. Что я могу добавить?

— Во втором периоде жребий был в вашу пользу, почему не удалось взять балл в захвате?
— Знаете, этот эпизод дал повод неприятным для меня кривотолкам. Я не первый, кто не смог вырвать балл у Ширвани в клинче, думаю, и не последний. В финале предолимпийского чемпионата России в третьем решающем периоде олимпийский чемпион, трехкратный чемпион мира Хаджимурад Гацалов ведь тоже не реализовал выпавший по жребию шанс: не смог в захвате взять балл и проиграл место в олимпийской сборной Мурадову. Конечно, люди могут по-своему трактовать случившееся, но, подчеркну, эти выводы неверны в корне. Так уж случилось, это спорт.


-То есть преимущество в клинче — это ещё не гарантированный балл?
— Конечно, учитывая характер моей травмы, шанс был невелик. Я вышел на финал на уколах, без разминки. Врач и массажист занимались только моей шеей. В душе я понимал, возможно, это мой единственный шанс, да и подвести тех людей, которые верили в меня, я не имел права. Я должен был дать бой, даже с такой травмой.

— Вы сильно удивились, когда Гацалов, в блестящем стиле выигравший лицензионный чемпионат мира, дома проиграл Мурадову и остался за бортом Олимпиады?
— Признаться, не ожидал такого расклада, был уверен, что в Пекин поедет Хаджимурад. Его проигрыш меня сильно удивил. Ширвани, наверное, на тот момент был готов лучше. Гацалов проиграл Мурадову и на Гран-при «Ивана Ярыгина», но когда уступил второй раз уже на чемпионате России… Этот факт действительно вызывает удивление.

— Допустим, вместо Мурадова в финале боролся бы Гацалов, это имело бы для вас какое-то значение?
— Ещё какое, ведь у меня с ним свои счеты (смеется) ещё со времен выступления в одной команде. Предпочел бы встретиться в финале с ним.

— Вы говорили, что из всех соперников в Пекине наибольшую опасность представлял Гогшелидзе, надеялись встретиться с ним только в финале. Были уверены, что с другими конкурентами проблем не возникнет?
— Скажу честно, душевное состояние перед Олимпиадой было далеко не позитивным. Постоянные травмы, долго не тренировался, там проиграл, здесь уступил, ну, вы понимаете, о чем я. Думал, с любым соперником будет тяжело… Но когда приехал в Пекин, даже не знаю как вам объяснить, словно по чувствствовал какое-то вдохновение. В номере ещё раз внимательно ознакомился с жеребьевкой, анализировал, прикидывал в уме своих соперников. Из списка выделил для себя только Гогшелидзе. Но мандража перед ним и близко не было, даже во время схватки ни капли не сомневался в своей победе. Я был совершенно спокоен, никаких лишних эмоций. Признаюсь, порой мысли забегали вперед, думал уже о золотой медали, для достижения цели, мне казалось, нужно было просто пройти грузинского борца. Но схватка, как и ожидал, получилась сложной, ещё и травму получил. Гогшелидзе всегда был для меня неудобным соперником, в то же время он, считаю, один из самых техничных и талантливых борцов в этом весе, с кем мне доводилось бороться. Я и сейчас считаю, что в тот день он был лучшим в нашей весовой категории.

— В чем его сильные стороны?
— Сколько я его знаю, он никогда толком не загружал себя на тренировках, Верите, нет, но Гогшелидзе фактически не тренировался: ни зарядки, ни кроссы, ничего. Максимум — придет, возьмет на штангу 60 кг, потолкает в свое удовольствие, и все. Помню, про него ещё тренер сборной России специалист с большой буквы Юрий Шахмурадов говорил, что Гогшелидзе единственный в борьбе человек, который без труда стал чемпионом мира. Это уникальный талант, настолько он чувствует борьбу.

— Правда, что он грешит грубой борьбой?
— Не знаю, что и ответить. Многие жалуются на его грубость на ковре. Может, просто я не обращал внимания на эти моменты во время наших с ним схваток. В Пекине так получилось, что мы с ним столкнулись головами, он ещё кулаком ударил по моей голове. Схватку тут же остановили. Сознание я не потерял, но был близок к тому, В глазах потемнело. Я привык держать удар, но тут… Наверное, сказалась ещё усталость, где-то расслабленность, не ожидал удара. После Олимпиады я три недели пролежал в больнице. Диагноз? Смещение шейных позвонков, как я понял, рожок одного из позвонков отломился.

— Это было умышленное столкновение?
— Это все эмоции: ответственный старт, а он снова мне проигрывает. Понять его тоже можно.

— Не вставал вопрос, чтобы снять вас с финала?
— Нет, просто в тот момент никто не думал, что травма настолько серьезная. Да и боль была терпимой, страшные боли пришли позже, когда прилетели ночью в Алматы. Скрывать не буду, настолько сильно болела шея, что готов был заплакать (смеется), говорю своему тренеру Куандыку-ага, везите быстрей в больницу.

— Сейчас лучше?
— Намного, надеюсь, с ноября начну тренироваться, хватит отдыхать, два месяца отдыхал.

— Таймураз, для спортсмена очень важно выйти на пик формы в нужный момент, когда вы почувствовали, что достигли его?
— Если честно, на заключительных перед Олимпиадой сборах в России у меня ничего не получалось, не мог настроиться, чувства притупились, была отрешенность. Но стоило только прилететь в Пекин, как будто протрезвел, появились четкая цель, спокойствие и уверенность.

— В Пекине все три периода вы боролись только в полуфинале, до встречи с грузином для победы вам хватало двух. Соперники были слабые или готовы были лучше?
— Трудно сказать, я лучше или они хуже. Думаю, чуть лучше готов был я. Взять тот же финал, я ни в чем не уступал сопернику. Но было такое ощущение, будто руки сковали. Перед финалом мне два часа делали массаж шеи, уколы не помогали, боль не отпускала.

— Вам приходилось сталкиваться с проблемой сгонки веса?
— Могу набрать лишний вес в пределах шести килограммов. В тяжелых и полутяжелых весах, если борец в хорошей физической форме, согнать эти килограммы не составляет труда. Для мухачей это, конечно же, проблематично.

— Вас устраивает современный форматтурниров, когда в день приходится проводить пять и больше схваток, при этом время периодов сокращено?
— Предыдущие правила, когда боролись два периода по три минуты, мне больше по душе. Хотя при готовности можно показывать качественную борьбу и сейчас. Взять, к примеру, Бувайсара Сайтиева. Ему уже 33 года, а он в Пекине стал трехкратным олимпийским чемпионом. Если возрастные борцы на одном дыхании борются весь день, у молодежи проблем возникать вообще не должно.

— Таймураз, если вы не против, поговорим о личном. Вам знакомо чувство страха? Когда-нибудь испытывали его?
— Страх бывает разный, допустим, в спорте…

— Хорошо, возьмем спорт.
— В Пекине так вышло, что выступление моего младшего брата Сослана, который выступает за Узбекистан, совпало с взвешиванием в нашем весе, и мне нужно было подогнать вес. В номере не находил себе места, не знал, что делать, набрать мобильный номер кого-то из ребят в зале и рас спросить, как там дела у Сослана, или дождаться завершения схваток? Тут звонит Магомед Куруглиев и сообщает, что братишка за выход в финал борется с Мурадом Гайдаровым из Беларуси. Я не стал перезванивать, решил дождаться окончания схватки. Магомед потом сам перезвонил; стал мне комментировать по телефону ход схватки. Наверное, никогда в жизни так не переживал. Сижу, грызу ключ (смеется) и, наверное, чересчур эмоционально реагировал на комментарии, что Гена Лалиев стал подшучивать надо мной. Даже не знаю, что это было, страх или мандраж, Но это были самые долгие и напряженные в моей жизни минуты. После травм были страхи. Я перенес операцию на колено и все время опасался, что кто-нибудь заденет ногу, постоянно осторожничал. Мне кажется самое главное для спортсмена в такие моменты — это побороть в себе эти чувства.

— Что может больше всего в жизни вас обидеть?
— (После паузы) Несправедливое отношение окружающих, особенно родных и близких, с которыми ты тесно общаешься, сидишь за одним столом.

— А вызвать искреннюю радость?
— В спорте — это медали. В жизни — дети. Приходишь домой уставшим, расстроенным, но видишь своих детей, играешь с ними и все забываешь, все проходит. У меня растут два сына.

— Вы принципиальный человек?
— Да, даже в мелочах. Если ставлю цель, то сделаю все возможное для её достижения. Пусть плохо получится, но бросать начатое не в моих правилах. У меня были черные полосы, после всех этих травм приходилось слышать, что мне нужно уходить из спорта, мол, перспектив нет. Всевышний посылает нам испытания, и если человек их достойно проходит, то белая полоса обязательно придет. Я верил в свои силы, верил, что будут светлые дни и у меня. Порой мне было очень тяжело, только я и близкие мне люди знают, чего мне стоило пережить все это.


Куандык Жоламанов, тренер
— Вы часто упоминаете Всевышнего, что значит для вас вера?
— Без веры человеку трудно жить. Бог воздает нам по заслугам, в повседневной жизни все мы думаем, никто не видит — чем и как живем, и спроса с нас не будет, но рано или поздно придется отвечать за поступки, за каждое слово.

— Ваша версия тройки лучших борцов вольного стиля всех времен?
— Трехкратный олимпийский чемпион Александр Медведь, Бувайсар Сайтиев, который повторил его олимпийское достижение, и двукратный олимпийский чемпион Арсен Фадзаев. Считаю, что Фадзаев, если бы не бойкот Олимпийских игр 1984 года, был бы трехкратным чемпионом. Поэтому по своим достижениям, по моему убеждению, он не уступает Сайтиеву. Бувайсар вообще уникум, прошел четыре олимпийских цикла, причем ровно, на одном дыхании.

— Не устраивали семейный праздник по случаю двух олимпийских медалей?
— Не поверите, я ещё не виделся с Сосланом после Олимпиады. Когда он был дома во Владикавказе, я лечился в Москве. Когда поехал к родным, он уже уехал. Все никак не доводится встретиться. Праздник, конечно же, устроим, родные, односельчане нас заждались. На торжествах мы накрываем огромные, как в русских сказках, столы (смеется), приходит много гостей.

— Когда же перевезете семью в Алматы?
— Сам этого дождаться не могу. Как только решу вопрос с жильем, так сразу и привезу. Очень хочу, чтобы они увидели, какая прекрасная страна Казахстан, какие здесь добрые люди. Это не просто слова, я прочувствовал их на себе. Все это время рядом со мной были добрые и порядочные люди.

— Таймураз, какой вопрос я не задал, но на который вы с удовольствием ответили бы?
— Кто помог мне делать первые шаги в Казахстане? На этот вопрос отвечу с удовольствием. После Олимпиады в Афинах ситуация сложилась так, что встал вопрос, тренироваться мне дальше или уходить из спорта. Тут серебряный призер Афин Геннадий Лалиев предложил попробовать силы в Казахстане. Поначалу не все складывалось гладко, но, на мое счастье, на один из сборов, который проходил в Талдыкоргане, приехали вице-президент Федерации борьбы покойный Талгат Атабаев и Куандык Жоламанов, мой нынешний тренер. После контрольных схваток они поговорили со мной, было видно, что они поверили в меня, за что я очень благодарен им. Хочу поблагодарить Федерацию, Даулета Болатовича Турлыханова, Муслима Ундаганова, которые дали мне этот шанс.

— В Уральске вы герой?
— (Улыбается) Знаете, нас там встречали как героев в 1945-м. Даже неловко было. Уральск искренне радовался нашим победам. В школы ходили, на общественные встречи, было очень приятно.

— Новоиспеченный олимпийский чемпион Ширвани Мурадов как-то признался, что борьба для него тяжелый труд, но она его кормит и помогает выжить, а что значит борьба для вас?
— Борьба на самом деле тяжелый и кропотливый труд, если встал на путь профессионального борца. Борьба — это моя жизнь, иногда думаю, кем бы я стал, если бы не спорт, даже представить не могу, все так страшно (смеется), хорошо, что все так вышло.

— Спасибо вам за беседу и успехов на ковре.

Справка:
Таймураз Тигиев

Дата рождения: 15 января 1982 года. Уроженец Владикавказа (Республика Северная Осетия — Алания). Серебряный призер Кубка мира (2001), бронзовый призер первенства мира среди юниоров (2001), бронзовый призер Азиатских игр (2006), серебряный призер Олимпийских игр в Пекине. 
Слова:
Когда я с ним познакомился, то в первую очередь отметил для себя его человеческие качества. И не поддержать такого человека было нельзя. Результат? Да, он был для нас очень важен, олимпийская медаль -награда за те испытания, через которые ему пришлось пройти. Это справедливо. Он для меня как сын, не просто подопечный, который должен работать исключительно на результат.

Автор: Фархат ИЗИЗОВ
Источник: "PROСПОРТ Казахстан"
Фото: РИАНОВОСТИ


Все самое актуальное о спорте в вашем телефоне - подписывайтесь на наш Instagram!

Поделиться в соц. сетях:


Метки:
Новости