aategYOOpom8GZZH4H9uNVsmvFE003JSNyEv8te8
Войти через социальную сеть
Пожалуйста, подождите... Укажите email Укажите имя или псевдоним Укажите пароль Для регистрации на сайте Вы должны принять Правила сообщества Для редактирования профиля необходимо авторизоваться на сайте Укажите корректный Email material_dobavlen_v_izbrannoe Добавить в избранное Убрать из избранного Пароли не совпадают Задайте пароль для входа на сайт Хороший пароль должен содержать строчные, заглавные латинские буквы и цифры. Рекомендуется добавлять знаки препинания и задавать длину пароля не менее 8 символов Спасибо за Ваш голос! Добавить +1 Убрать +1 Выберите вариант ответа
Место
Қазақша Табло Расписание казахстанцев на ОИ-2020 на 4 августа Медальный зачет ОИ-2020
Вход на сайт
Войти через социальную сеть:
Ваш аккаунт на Vesti.kz Забыли пароль?
Забыли пароль?

Укажите email, на который будет отправлен Ваш новый пароль. Впоследствии Вы сможете изменить пароль в личном профиле.

"Парень с улицы - в Madison Square Garden". Казахстанский боксер - о бое в карде Головкина и критике

"Парень с улицы - в Madison Square Garden". Казахстанский боксер - о бое в карде Головкина и критике
Бахтияр Эюбов. Фото: Vesti.kz. Турар Казангапов©

Казахстанский боксер-профессионал Бахтияр Эюбов (14-1-1, 12 КО) в интервью корреспонденту Vesti.kz рассказал о своем бое в андеркарте у Геннадия Головкина в Нью-Йорке и ответил на критику.

32-летний Эюбов встречался в восьмираундовом поединке с 25-летним американцем Брайаном Себальо (9-0, 4 КО) и уступил по очкам.


- Это самое большое событие в моей карьере. На 100 процентов. Все потому, что я простой парень из Актобе. С района Курмыш, где я вырос и дрался. И дошел до Madison Square Garden. Это большое событие для меня. И само по себе - уже победа. Все ли мне удалось показать? С точки зрения боя - нет. Но когда я выходил на поединок, то мое имя было написано над рингом - Бахтияр Эюбов. Я был в шоке. И счастлив. Там ведь бились Джо Фрейзер, Мохаммед Али, Майк Тайсон и Артуро Гатти. Мои любимые бойцы. Их фамилии тоже писали над рингом... Тот, кто легко дошел до этого, спокойно отнесется к такому событию. А я... Когда идешь к чему-то тяжело и достигаешь этого, то ты счастлив. Ты ценишь каждую мелочь. И каждое мгновение момента. Со мной было именно так.

- А какой был план на бой?
- Действовать в моей обычной манере - идти вперед и ломать оппонента. Ждал момента, когда он остановится, чтобы его сломать. Но я не смог этого сделать, и я не ищу оправданий. Он очень хороший боксер. Именно боксер, а не файтер, боец или драчун. Он умный боксер, который хорошо двигается. Тут нужно учесть, что я дрался не в своей категории, а намного тяжелее. Не 140 фунтов, и даже не 147, а 148-149. Соперник был на две головы выше меня.



Но я согласился на бой. Время идет, и я не должен "ржаветь". Я должен боксировать. Взял этот бой и по финансовым причинам - у меня ведь нет спонсоров, а деньги нужны. Я решился. Все ведь может быть. И каким бы я не был невысокого роста оппонентом, я все равно шел вперед. Атаковал его, огрызался, и он не смог меня потрясти. Он убегал от меня, а не я от него. Но мне не хватило габаритов - он очень большой для меня.

Я согласился на этот поединок в священный месяц Рамадан. Я держал пост и никак иначе. Я верующий человек. Ничего не ел и голодным проводил спарринги. Но я не мог не взять этот бой, ведь это Madison Square Garden. Мне сказали, что я буду выходить в синий угол. В боксе фаворит выходит в красный угол, синий - не фаворит. Сказали, что будут драться три казахстанца, но я был в комнате для тех, кто должен проиграть.

Геннадий и Али были в "красной" комнате, и они были фаворитами. Я думал, что буду с ними сидеть. Мотивироваться этим, но увы... Промоутером моего оппонента был Том Леффлер, как и у Геннадия Головкина. Я расстроился, но дрался. Показал, что я не трус, а мужчина. И то, что могу драться в любой категории. Я не считаю, что проиграл, ведь это не моя категория. Это нормально. Вчера он был лучше, а сегодня лучше буду я. Это просто был не мой день.

- С менеджером обсуждали планы?
- Мы еще не успели обсудить планы с менеджером и тренерами. Отдыхаем друг от друга, так сказать. Я шучу. На днях мы увидимся и обсудим, что делать дальше. Конечно, я буду драться в своей категории, которая намного легче категории прошедшего поединка. И еще... Я прямой человек. С детства слушал Виктора Цоя и Владимира Высоцкого - они пели правду. Я такой же. 

Виктор Демьяненко очень грубо критиковал меня. "Эюбов сдулся и его карьера закончена". Он мой менеджер, промоутер или тренер? Он знает мою ситуацию? Нет. Я парень с улицы, который дрался в Madison Square Garden. Там, где дрался великий Мохаммед Али. Для меня это был шок. Я дошел до этого с таким трудом... С такими травмами! И так критиковать меня... Есть ведь этика. Тем более, если ты олимпиец и звезда советского бокса, то можно сказать этичнее.



Например, "он не был в форме или он очень плохо выглядел". Можно же как-то так сказать... А каким был его (Демьяненко - прим. ред.) бокс? Классический. Он выступал во времена Союза, но что это меняет? Он не был профессионалом. Не дрался с боксерами, которые держат удар. Возможно, что у них нет техники, но есть большое сердце. Как говорят американцы, у них большие я**а. Они могут терпеть удары и идти вперед. Когда он был президентом Федерации профессионального бокса, то чем он мне помог?

Говорит, надо было обратиться к нему. А почему это должен делать я? Вы ведь слышали обо мне? Найдите и помогите мне. Почему вы меня осуждаете, когда я ухожу один в большой бокс и плаваю тут один? Как волк. Можно же этично высказать свою позицию. Почему они меня обсуждают? Боец бойца должен уважать и понимать. И все.

"От района Курмыш в Актобе до MSG в Нью-Йорке". Эюбов - о бое в андеркарте Головкина и карьере в США

Фото: Vesti.kz. Турар Казангапов©

 

БК Parimatch дает 100% страховку ставки всем новым клиентам

Все самое актуальное о спорте в вашем телефоне - подписывайтесь на наш Instagram!

Поделиться в соц. сетях:


Новости