Войти через социальную сеть
Пожалуйста, подождите... Укажите email Укажите имя или псевдоним Укажите пароль Для регистрации на сайте Вы должны принять Правила сообщества Для редактирования профиля необходимо авторизоваться на сайте Укажите корректный Email Материал добавлен в избранное Добавить в избранное Убрать из избранного Пароли не совпадают Задайте пароль для входа на сайт Хороший пароль должен содержать строчные, заглавные латинские буквы и цифры. Рекомендуется добавлять знаки препинания и задавать длину пароля не менее 8 символов Спасибо за Ваш голос! Добавить +1 Убрать +1 Выберите вариант ответа
Место
Укажите корректный счёт
Закрыть (Esc)
Сохранить Недостаточно средств Вы достигли лимита трансферов Вы превысили лимит трансферов Вы превысили лимит игроков Вы достигли лимита игроков Максимум игроков данной позиции уже достигнут Трансфер отклонён, т.к. не выполнен минимум другой позиции Максимум игроков одного клуба уже достигнут Вы достигли лимита покупок млрд млн тыс Вы достигли лимита продаж Купить Продать Назначить капитаном Назначьте капитана команды. Щёлкните на игроке чтобы вызвать меню. Использовано трансферов: opening из closing.\n Остаток бюджета: € budget \n После сохранения трансферы будут доступны только в следующем туре.\n Вы уверены, что эффективно использовали ресурсы и собрали состав своей мечты?
добавить новый тег Просмотр слайдшоу (пробел) Пауза Назад Вперёд Переместить Закрыть (Esc) Развернуть до полного размера Кликните для закрытия картинки, нажмите и удерживайте для перемещения Сфокусировать Нажмите для отмены Обтекание картинки Слева Справа Нет Удалить Удалить объект?
Офис Vesti.kz Живи спортом! Укажите, что вы ищете Информация о компании
добавить новый тег Просмотр слайдшоу (пробел) Пауза Назад Вперёд Переместить Закрыть (Esc) Развернуть до полного размера Кликните для закрытия картинки, нажмите и удерживайте для перемещения
Место
Спасибо за Ваш комментарий! Вставьте текст...
Қазақша Табло Новость дня! Прямая трансляция боя Жумагулова в UFC
Вход на сайт
Войти через социальную сеть:
Ваш аккаунт на Vesti.kz Забыли пароль?
Забыли пароль?

Укажите email, на который будет отправлен Ваш новый пароль. Впоследствии Вы сможете изменить пароль в личном профиле.

"Я Василичу говорю всегда спасибо - за жену!". Большое интервью Спиридонова - о "Барысе", жуткой травме, Крикунове и Казахстане

Болельщики очень любят этого хоккеиста.

"Я Василичу говорю всегда спасибо - за жену!". Большое интервью Спиридонова - о "Барысе", жуткой травме, Крикунове и Казахстане
Максим Спиридонов. Фото: КХЛ

Максима Спиридонова до сих пор вспоминают и любят казахстанские болельщики. Он феерил в самые первые сезоны "Барыса" в КХЛ и признается, что именно эта команда занимает в его сердце особое место.

В интервью корреспонденту Vesti.kz Спиридонов рассказал, что тогда, в 2008-м, ему требовалась перезагрузка, поэтому предложение от нового клуба он принял не раздумывая.  Именно здесь его ждали яркие матчи, слава, самая ужасная травма в карьере, и даже свою любовь он встретил не без участия высших сил и "Барыса".

- Максим, ваша карьера в КХЛ, когда лига стала называться именно так, началась в "Барысе". Вы в числе первых приехали, так сказать, строить казахстанскую команду. До этого вы играли и в России, и в северо-американских лигах, и в Швейцарии. Чем тогда вас привлекло предложение от клуба, который только пришел из ВХЛ?

- Перед "Барысом" я играл в Базеле. Поехал туда, потому что мне нужно было немного перезагрузиться. В Новокузнецке со мной расторгли контракт, и я не то что предложения из России не рассматривал, я хотел сменить обстановку.

И мне предоставился шанс поехать в Швейцарию. Я подписал контракт до конца сезона, поехал туда, многие вещи пересмотрел в себе.

Психологически немножко я отошел от стресса, что у меня не получалось в Новокузнецке. Пересмотрел много всяких вещей - как в жизни, так и в хоккее. Подготовку, отношение к хоккею.

Когда летом тогдашний президент "Барыса" Нурлан Оразбаев связался с моим агентом и сделал предложение, конечно, я согласился.

Я посмотрел, что за город Астана, мне понравилось очень. И я не стал ждать, когда поступят еще предложения, чтобы выбрать из них. "Барыс" мне позвонил первый, и я сразу же без всяких раздумий согласился на это предложение.

Я не знал, что ожидать, что будет, я просто поехал, потому что первая команда, которая проявила ко мне интерес после возвращения из Швейцарии.

- Это был своеобразный вызов?

- Это был, конечно, вызов. Но я не могу сказать, что мне было страшно или что-то в этом роде. Просто мне хотелось снова доказать самому себе и всем, что я могу показывать хороший хоккей. Мне просто нужен был шанс еще один. И вот я его получил за счет "Барыса".

- И те первые два сезона с "Барысом" в КХЛ получились для вас весьма звездными.

- Люди, может быть, думают, что атмосфера, я имею в виду быт, погода, не так влияет. Наверное, многие думают: "Да какая разница? Ты приехал играть в хоккей, так играй". Но для меня, так как я последние годы проводил в таких городах, как Новокузнецк, где одна серость, коптит завод и солнца практически нет, в Череповце играл.

И когда я приехал в Астану, я помню, когда вышел из аэропорта, и светило солнце, такое огненное. И я подумал: "Неужели здесь так будет каждый день?" И я получил это практически каждый день.

И я встаю с утра, солнце светит - и у меня хорошее настроение.  И нас же сразу практически поставили в тройку, в которой мы нашли на льду хорошее взаимопонимание. Не пришлось долго ждать. Нас практически сразу поставили, и у нас начало получаться.

И вот за счет всех этих положительных эмоций я каждый день просто рвался - именно рвался! - прийти на каток. И эта позитивная волна очень много значила в то время. Особенно на начальном этапе. И вот так это все потихоньку пошло, и хорошие сезоны получились.

- Это все происходило в столичном дворце спорта "Казахстан", таком маленьком, и вы уже, занимаясь тренерской работой, побывали на новой "Барыс Арене". Можно сказать, что тогда все-таки была какая-то особая атмосфера?

- Когда тот дворец заполнялся, я до сих пор помню, - было реально очень шумно! И мурашки были по телу, когда матчей было очень много хороших, и была очень шумная, такая хоккейная, классная атмосфера! Да, пусть это не была 12-тысячная новая арена, но как там болели, когда он забивался до отказа!

- Помните, там была такая особенность - когда вы уходили домой, вам нужно было пройти через общий холл дворца спорта, где всегда ждали болельщики.

- Да! И вот этот момент я никогда не забуду - когда мы выходили, нас постоянно ждали болельщики, причем они нас ждали долго, потому что некоторые выходили через час, некоторые через полтора.

Люди ждали и иногда после матчей в прямом смысле качали на руках. И я помню, там потолок был не очень высокий, и в этот момент практически головой касались потолка - так высоко подбрасывали! Ни в одной команде такого не было, нигде! И, я думаю, и сейчас  такого нигде нет.

- Как думаете, почему тогда такая популярность была? Может, и потому что и команда новая была, и хоккея такого уровня до этого не было?

- Вот это хороший вопрос. Я даже не знаю, почему… Помните, бабуля была болельщица?

- Людмила Анатольевна. Она до сих пор ходит болеет.

- До сих пор болеет? Передавайте ей привет! Она мне очень запомнилась, потому что она прям жила командой. И еще когда на игру мы приходили во дворец, там болельщики задолго до начала собирались, желали нам удачи.

Там же еще особенность такая была. Народ заходил на арену, и там сразу можно было дверь открыть и попасть к нам в раздевалку.  А сейчас, наверное, болельщик туда и не пройдет?

- Сейчас точно не пройдет.

- Ну, вот сейчас получается, что болельщики вроде как в стороне. Да, они болеют, когда приходят, но в старом дворце все были рядом, и это, наверное, сближало.

- А курьезов из-за такой близости не было? В раздевалку никто не забегал?

- Что-то такое было пару раз. Но в коридоре возле раздевалки точно бывал народ. Когда были эмоциональные матчи, прорывались болельщики. Помню, когда выходишь в холл, ощущаешь себя голливудской звездой.

- А не хотелось иногда черным ходом уйти?

- Хотелось, когда было не то что стыдно, когда тебе не по себе, когда ты не удовлетворен своей игрой. Но сейчас, вспоминая это, я считаю, что это все надо делать, без разницы, в каком ты настроении. Иногда были мысли, да, уйти черным ходом. Но мы все равно старались пройти через этот коридор.

Но, например, я лично пару раз делал так - я дольше мылся, дольше сидел в раздевалке и выходил, когда там было буквально два-три человека.

- За те два первых сезона вы стали одним из лучших игроков "Барыса". Тривиальный вопрос, но все-таки, в чем тогда был секрет? Может, была особая химия в вашем звене?

- Как я уже сказал, меня устраивал быт, погода была отличная, было хорошее настроение, команда была хорошая. Но если бы меня не поставили, положим, играть в такую тройку, мы же не знаем, как бы тогда сложилось. Но я был зависим от своих партнеров, и мы все друг от друга были зависимы.

Убери одного человека из тройки, и неизвестно, как бы все было. Это командная игра, однозначно. Если бы кого-то убрали, другой хоккей был бы, скорее всего. Ведь, допустим, если поставить трех именитых хоккеистов вместе, не факт, что они будут хорошо играть. У нас так реально совпало.

С Костей Глазачевым до этого мы нигде не играли в одной тройке. С Йозефом Штумпелом не играли,  с Томашем Клоучеком не играли, Кевином Даллмэном не играли, никто его и знать не знал. Кроме Кости, я никого не знал.

Нас поставили вместе буквально с первой-второй тренировки. Мы тогда были на сборах в Павлодаре. И так как мы там тренировались по два раза в день, вечером у нас все время были двусторонние игры пять на пять. И мы постоянно доминировали.

Я еще задавал себе тогда вопрос: "Если так легко играть нам впятером, и мы так много забиваем, неужели мы будем так играть в чемпионате?". Я тогда подумал: "Если мы будем так играть в чемпионате, то у меня голова закружится от счастья, это просто космос невероятный". И вот как все началось с первой игры, так все и пошло.

И я не буду скрывать, что я много ночей не спал. Потому что, приходя домой, я не мог успокоиться от того счастья, от того адреналина, который я каждый раз получал от игры с ребятами, от командных побед, от всего этого успеха! 

- Вы с Глазачевым пересекались до "Барыса" в других командах, а в Казахстане потом вне льда общались? Переросла ли ваша связка на льду в дружбу вне льда?

- Не скажу, что мы были не разлей вода. У нас были профессиональные отношения. Иногда мы ходили вместе на ужин, но это не было каким-то ритуалом.  Если честно, из всех я больше дружил с Сергеем Гимаевым тогда.

- Потому что оба москвичи?

- Во-первых, на выездах мы с ним жили вместе в гостиницах в одном номере. Это сейчас такое пошло, что практически все по одному живут. А раньше жили по двое. Только для вратарей в основном просили отдельные номера.

Плюс меня ведь тренировал отец Сергея в детстве. Сергей Наильевич Гимаев. Это же он меня воспитал в ЦСКА. Он был мой тренер с семи лет до 16. И Сергея отец иногда брал с нами на сборы, он был помладше немного, и мы поэтому знали его еще тогда.

- Можно сказать, что из всех команд в вашей карьере "Барыс" занимает особое место?

- Честно, я часто "Барыс" вспоминаю.  Много было хороших эмоций.  Все болельщики  живут командой и игроками. У каждого свои кумиры. Но на самом деле, хочу отметить, что если бы не Аскар Мамин, то хоккея в столице Казахстана не было бы. Хорошо, что у "Барыса" есть такой человек, который успешен в политике и одновременно находит очень много времени, чтобы уделять внимание команде.

Был случай, когда ко мне в первый сезон прилетел брат, мы пошли с ним в ресторан на обед. И там был с компанией Аскар Мамин. Возможно, у него был бизнес-ланч. Я подошел поздороваться и потом вернулся к брату. И через десять минут официант принес нам на стол большое блюдо.  Я сначала не понял, сказал, что мы это не заказывали. Оказалось, это Мамин угостил нас казахским национальным блюдом, и это был первый раз, когда я попробовал бешбармак. Мне было очень приятно.

Помню, у нас была вечеринка перед началом первого сезона. Канадцы во главе с Кевином, они же любят всякие вечеринки, и они предложили устроить в команде. Мы еще из Павлодара когда ехали со сборов, они сказали: "Так, ребята, через два дня мы встречаемся в таком-то ресторане". Но это была не простая вечеринка, мы выбирали себе костюмы различных героев.

- Своеобразное посвящение в сезон?

- Ну да. Понятно, что мы и так друг друга хорошо знали, но это было, просто чтобы сплотиться. И все были в шоке, насколько круто и азартно команда к этому подошла. Я до сих пор помню, кто в каком костюме был.

- И кто в каком был, расскажите.

- Илья Соларев был в красной шапке. (смеется) Кто в наручниках, кто полицейский, Воронцов, по-моему, был Терминатором.  Ребята, кто помладше, Лакиза, Казанцев, Соларев, Воронцов, у них костюмы были просто шикарнейшие! Я не знаю, где они их за день достали. И это было невероятно!

- А вы в кого наряжались?

- Я не наряжался, потому что я был постарше. А вот ребята, кто помоложе и кто первый год в суперлиге, наряжались. Но у нас таких было полкоманды.

- Вам несолидно было уже?

- Не то что несолидно, просто решили, что кто первый год в суперлиге, тот так приходит. До этого же "Барыс" играл в высшей лиге, а КХЛ это как суперлига, и таких ребят было больше половины. Но если вы спросите у тех, кто там был, они скажут, что это была лучшая вечеринка перед началом сезона. Кевин вот тоже так говорил.

- Наверняка Кевин и был главным автором идеи.

- Да, Кевин идею и подкинул. (смеется)

"Я был нужен дома семье. Жена болеет". Даллмэн - об уходе из "Барыса", Назарове, Скабелке и Антропове

- При этом ведь и самую ужасную травму в карьере вы получили именно в "Барысе", когда вам попали коньком в голову.  Я до сих пор с ужасом вспоминаю тот матч.

- Да, мы в Астане играли против ЦСКА. И фамилия у игрока, который мне попал коньком в голову…

- Счастливый!

- Счастливый, да. (смеется) Который несчастливый для меня оказался. Он выходил один в ноль, и вратарь выбежал, по-моему, Ламот, в ногу ему клюшку сунул, и он через него перелетает. А я шайбу хотел как раз… В сторону выбежал, чтобы она в ворота не шла.

И мне просто удар сверху - я даже не понял! Будто молотком по голове ударили. И все, я отключился, потерял сознание и вырубился. Потом очнулся в раздевалке. Перед глазами все плыло. И после игры меня доставили домой.

- Как домой? Вам попали коньком в голову и не отвезли в больницу?

- На самом деле по-хорошему надо было в больницу. Но меня в больницу даже не отвозили, я поехал домой.

- Ужас.

- Полное восстановление заняло шесть недель.

- Я помню, мы виделись после матча, когда вы уже посещали игры, но еще не выходили на лед. И вы тогда отшучивались,  типа "я уже нормально хожу, но еще торможу".

- Знаете, как было. Три недели прошло, и мне сказали попробовать сесть на велосипед и покрутить в легком режиме. Если голова будет кружиться, сразу останавливать и идти домой. Я так и делал.

После трех недель я сел на велосипед, две-три минуты покрутил - все, у меня начало все опять плыть перед глазами. Потом еще неделя прошла, я встал на коньки. И когда начал делать вираж, у меня тело повернулось, голова повернулась, а внутри картинка еще осталась там. Вестибулярный аппарат был в полной отключке.

- И как после этого втягивались в игры?

- После пятой недели стало лучше, покатался немного, прошла еще неделя, и все, я вроде как пришел в норму. И больше меня ничего не беспокоило.

- То есть на реакции на льду потом никак это не отразилось?

- Нет. Если бы были малейшие какие-то признаки дискомфорта, тошноты, я бы ни в коем случае не играл. Потому что мне доктор сказал, что с головой шутить не надо. И при малейшем дискомфорте даже не нужно ни играть, ни тренироваться, потому что это очень опасно для жизни. И я начал кататься именно в тот момент, когда чувствовал себя хорошо.

В итоге это все заняло где-то полтора месяца. Но сам период восстановления - это было очень нудно. Я тогда жил один. Я не мог смотреть телевизор, потому что у меня кружилась голова. Читать книгу я тоже не мог, потому что кружилась голова. Я смотрел в окно на проезжающую машину, и у меня кружилась голова. Я просто как овощ лежал дома. Это было очень нудно, долго и мучительно.

- Это была самоизоляция еще похлеще нынешней.

- Это было похлеще. Например, когда я вставал с постели с утра, я минуты две-три не мог прийти в себя, голова кружилась страшно. И это было первое сотрясение. И я понял, что это такое. И когда говорят про кого-то "да ладно, сотрясение, тошнит тебя, ерунда" - нет. Я тогда понял, что сотрясение - это просто другой уровень. Ты не можешь двигаться, не можешь думать, вообще ничего не можешь делать.

- А страх был, что это может не закончиться?

- Вы знаете, у меня настолько тогда было много оптимизма, что, мне кажется, за счет этого я и вылез. Потому что я мыслил только позитивно и верил, что вернусь. Я даже не думал о плохом.

- Но болельщики тогда вас очень ждали.

- Я не помню первую игру после возвращения. По-моему, мы тогда поехали на выезд. А когда вернулись, как раз были игры решающие перед тем как мы буквально заползли в плей-офф.

- И после двух таких фееричных сезонов вы из "Барыса" ушли. Помню, мы для телевидения снимали сюжет, как вы вещи свои в раздевалке собирали. Болельщики тогда не могли понять причину.

- Я ждал предложение, но его не поступало. Чувствовалось, что что-то не то. А ждать долго я не мог. Для меня было непонятно, почему мне не предлагают контракт. Поэтому мой агент начал искать мне другую команду.

- А как состоялось ваше возвращение спустя два сезона?

- Сначала подписал контракт Крикунов, а так как я у него играл в предыдущем сезоне, и он меня знал хорошо, он меня решил подписать.

- О, так вы баллоны прилично потаскали в своей карьере!

- В "Барысе" был мой третий раз, когда я играл под руководством Крикунова. Я играл при нем в "Динамо", "Ак Барсе" и вот потом в Казахстане. Но я сразу знал, на что иду, потому что у него предсезонки очень тяжелые.

В первые месяцы практически по три тренировки в день - зарядка в семь утра, в 10 утра тренировка и еще в пять вечера. В таком режиме ты работаешь где-то полтора месяца до начала чемпионата. Это очень тяжело выдержать. Но кто выдерживает, обычно потом находится в хорошей форме.

Мы бегали с баллонами, да. В "Барысе", по-моему, тебе на баллон сажали одного игрока. А вот когда я был в "Динамо" с ним, там по три сажали. Но вы же помните, сколько команда забивала при нем! Больше всех в лиге. По пять-шесть голов дома практически каждую игру забивали. И я на самом деле до сих пор пытаюсь понять, за счет чего.

Да, подбор игроков был хороший. Но физически мы очень хорошо двигались. Просто так ведь по пять-шесть голов не будешь забивать. Это же сколько нужно сил, чтобы в атаке созидать. Команда играла весело всегда, активно. Василич верит в свою тактику. Что методом такой упорной работы в итоге состояние у хоккеиста будет такое, что он практически не будет уставать.

- Завершив карьеру игрока, вы тоже пошли по тренерской стезе, а на это решаются не многие хоккеисты, даже такие успешные. У вас была к этому тяга?

- Тренерская работа - очень непростая работа. Но почему я пошел в "Адмирал" - там был Андриевский. Он был вторым тренером, когда я в Минске играл. Это раз. Во-вторых, там был Дэвид Немировски, с кем мы тоже играли вместе и дружили. И я всех знал.

Если бы это была новая работа в новом коллективе с незнакомыми людьми, наверное, для меня это был бы стресс. А так как я знал всех, я подумал: почему бы не попробовать? Поехал, попробовал, мне понравилось, хорошая атмосфера была, коллектив был хороший, все понимали друг друга.

- Немировски уже работает главным тренером, у вас тоже такие амбиции?

- Почему бы нет? Время покажет.

- Сейчас бы любой болельщик на моем месте спросил, пришли бы вы в "Барыс"?

- Я бы сказал: да, пришел бы.

- Вы работаете в конкретной паре с Андриевским или как получится?

- Ну, у нас так получилось с Андриевским, что почти три сезона вместе провели. Насчет того, что будет дальше, не знаю. Хотелось бы, но как будет, так будет. Но я очень многому у Андриевского научился.

- Знаю, что вы следили за "Барысом" в этом сезоне. Если бы турнир был доигран, как думаете, какие бы шансы были у "Барыса" в серии с "Сибирью"?

- Мои предпочтения в этой паре отдавались "Барысу", и не потому, что это моя любимая команда. А потому, что состав был посильнее в атаке у "Барыса". Я считаю, что вышли бы в финал конференции.

Команда мало пропускала, забивала достаточно, была на ходу. Новосибирск тоже прошел нелегкого соперника. Безусловно, это был бы отличный второй раунд. Наверное, один из самых интереснейших.

- Недавно вы завели Instagram, и эта новость среди болельщиков "Барыса" тоже очень быстро разлетелась. Я помню, как из чата в чат пересылались ссылки на ваш профиль - смотрите, Спиридонов завел Instagram! Почему вы решили встать на этот путь?

- Если честно, я жалею, что не занимался этим, когда играл, в том числе, в "Барысе". Я не могу сказать, что я был закрытым игроком. Но сейчас я думаю, что должен был уделять болельщикам больше внимания.

Мне кажется, что я им этого внимания недодал. И вот сейчас я буду это дорабатывать. Два месяца назад я зарегистрировался, это все благодаря моей жене. Это была не моя инициатива. Она давно уговаривала меня рассказывать о своем образе жизни. А я отвечал: "Да кому это надо?"

Но она сумела меня убедить. И теперь я готовлю свой курс по правильному питанию, про основу здорового образа жизни. Но если бы не жена, я бы, наверное, не сдвинулся с места.

Я доволен, мне нравится общение с болельщиками. Когда я с ними общаюсь, у меня это всегда вызывает позитивные эмоции. Мне нравится, что народ помнит обо мне, вспоминает, интересуется. И мне хочется продолжать это общение.

И если я смогу помочь какой-то полезной информацией, я всегда буду ее выкладывать. Потому что я реально думаю, что я недодал внимания и открытости болельщикам "Барыса".

- Мне кажется, это не только ваша проблема была, когда вы были игроком. Это в целом проблема большинства спортсменов.

- Потому что ты в капсуле какой-то живешь, и что-то мешает сдвинуться в другую сторону. Начинаешь давать больше интервью, у кого-то начинает "кружиться голова", и не каждый с этим справляется.  И ты не хочешь отвлекаться еще. А сейчас уже время есть. Болельщики "Барыса" от меня еще устанут. (смеется)

- Вы и в ролике "Барыса" снялись, где призываете мыть руки. Судя по вашему Instagram, карантин вы дома очень активно вместе с детьми проводите.

- Как и все законопослушные граждане, мы стараемся соблюдать карантин, находимся дома, в магазин хожу я.

- Знаете, да, что в магазин ходит тот, кого не жалко?

- Да. (смеется) Надеваю маску, беру с собой антисептик, после нос промываю. Дома очень много времени проводим с детьми. Играем в разные игры. До этой ситуации с вирусом у нас было много игр, которые были старые, и мы их уже не открывали, дети забыли про них. А сейчас приходится занимать детей, чтобы им было интересно, и мы старые игры все достали. Они даже обрадовались.

Когда дети днем спят, можем с женой какой-то фильм посмотреть или сериал. Читаю иногда. Обычно у меня дети встают к восьми утра. А я где-то в 06:30 встаю по привычке. Но я ложусь в 10:00. И знаете, с утра такая тишина. Как когда ты на рыбалку приходишь на озеро. И вот так я по утрам. Потихоньку одеваюсь, беру резинку-эспандер и делаю зарядку минут 40-45, пока все спят.

У меня и настроение поднимается после того, как я позанимаюсь. Я занимаюсь не ради того, чтобы были какие-то мышцы. Я занимаюсь ради ощущения бодрости и хорошего настроения.

- Вы упомянули супругу. Вы ведь женились в достаточно зрелом возрасте уже. И в Казахстане во времена "Барыса" считались очень завидным женихом. Расскажите свою историю, как вы сделали свой выбор?

- Скажем так - я получал достаточно внимания, даже больше, для того, чтобы у меня "кружилась голова". Сто процентов. Это я не отрицаю. Ко мне было огромное внимание со стороны девушек. Но после предпоследнего сезона в "Барысе" я познакомился со своей женой.

А познакомились мы в самолете. Она была стюардессой. Она не знала, кто я такой. Она мне страшно понравилась. Знаете, когда ты находишься где-то в ночном клубе, выпиваешь, знакомишься с девчонками легко. А когда ты трезвый и тебе реально кто-то нравится….

Я понял, что если я к ней не подойду и не познакомлюсь, то потом буду жалеть всю свою жизнь. И я набрался смелости и храбрости все-таки подойти к ней. Так как она работала. А как завести разговор? У меня была дилемма. Ведь она постоянно работает. И люди смотрят кругом. Я стеснялся. У меня уши покраснели, как лопух сидел.

И я все-таки набрался смелости, подошел к ней, у меня сердце колотилось! Я предложил ей, если она не против, встретиться, когда мы прилетим. Я сказал: "Хотя бы один раз! Просто сесть в кафе и поговорить. Один раз встретиться - вот все, что я хочу!"

И это была любовь! Мы встретились буквально через несколько дней. И получилось так, что она заболела воспалением легких. И когда я ей позвонил, она еще постеснялась брать трубку, потому что у нее голос охрип. Потом оказалось, что она в больнице лежит от "Аэрофлота", которая как раз недалеко от моего дома. И я поехал к ней, отвез фрукты. Потом мы начали встречаться, и я понял, что это навсегда.

- А откуда и куда летели-то? Не из Казахстана?

- Нет, я летел на обследование из Москвы в Мюнхен.

- После сезона?

- Опять же, это все благодаря "Барысу". В марте меня Крикунов отпустил пораньше на обследование. Спасибо Василичу за это. И когда в сентябре уже начался сезон с Селином, мой последний в "Барысе", Настя ко мне прилетела. Она была на всех моих последних играх, она прошла со мной через сотрясение в последнем сезоне в Астане, мы ходили за ручку гулять, когда у меня голова кружилась. Она со мной провела небольшой отрезок на закате моей карьеры.

- То есть если бы Крикунов вас не отпустил пораньше, то со своей Настей вы бы не встретились.

- Вот! Я Василичу до сих пор говорю каждый раз спасибо!

"От истории с "чебуреками" до сих пор неприятно". Большое интервью Антропова - о "Барысе", сборной, Назарове и жизни после НХЛ  

"Раньше мы выходили и оставались в элите своими игроками". Колесник - о проблемах казахстанского хоккея, Назарове, бизнесе с Малкиным, "Барысе" и сборной

Поделиться в соц. сетях:
Новости
27 августа 2015
22:09