LoBJkqBdyW6siTV5NVntBUtA2NaHR3SY4zmeWdRq
Войти через социальную сеть
Пожалуйста, подождите... Укажите email Укажите имя или псевдоним Укажите пароль Для регистрации на сайте Вы должны принять Правила сообщества Для редактирования профиля необходимо авторизоваться на сайте Укажите корректный Email material_dobavlen_v_izbrannoe Добавить в избранное Убрать из избранного Пароли не совпадают Задайте пароль для входа на сайт Хороший пароль должен содержать строчные, заглавные латинские буквы и цифры. Рекомендуется добавлять знаки препинания и задавать длину пароля не менее 8 символов Спасибо за Ваш голос! Добавить +1 Убрать +1 Выберите вариант ответа
Место
Қазақша Табло Вакансии на Vesti.kz Хочешь iPhone 13 Pro Max?
Вход на сайт
Войти через социальную сеть:
Ваш аккаунт на Vesti.kz Забыли пароль?
Забыли пароль?

Укажите email, на который будет отправлен Ваш новый пароль. Впоследствии Вы сможете изменить пароль в личном профиле.

"Ильин потерял авторитет". Экс-чемпион - о виновных в кризисе тяжелой атлетики Казахстана, легионерах, допинге и трагедии Линдера

"Ильин потерял авторитет". Экс-чемпион - о виновных в кризисе тяжелой атлетики Казахстана, легионерах, допинге и трагедии Линдера
©ФТА РК

Бывший чемпион мира по тяжелой атлетике Жасулан Кыдырбаев стал гостем YouTube-подкаста Уақыт көрcетеді!, где рассказал о лишенной медали мирового первенства в Хьюстоне, конфликте с бывшим главным тренером сборной Алексеем Ни, виновных в кризисе спорта в Казахстане, а также о самоубийстве Альберта Линдера. Его слова приводит Meta-ratings.kz.

– Жасулан, в свое время на вас возлагались огромные надежды. Наверняка, многие из числа поклонников тяжелой атлетики знают о вашей истории с дисквалификацией, говоря о том, что вы и ваши товарищи – жертвы политических и закулисных игр. Согласны с данным мнением?

– Да, вы правы, говоря, что мы стали разменной монетой в не совсем честных играх. Значит, так было суждено нам Всевышним. Тем не менее все обвинения в наш адрес о том, что мы принимали запрещенные препараты и допинг – выдуманы. Сегодня я пришел к вам в гости для того, чтобы поделиться своей правдой и поведать об этом общественности.

После ухода из спорта, не скрою, что мне пришлось пережить непростые времена. Всю вторую половину 2015 года до того, как вышло окончательное решение о дисквалификации, я искал работу и продолжал тренироваться. К тому моменту меня и моих товарищей уже отстранили от выступлений. Нужно было на что-то жить, а предложений о найме не поступало. Стучался во многие двери, и знакомые мне люди, конечно, не отвечали напрямую отказом, но говорили, что при должных вариантах будут иметь меня в виду. Однако так никто и не позвал на работу. Так что да, было немало трудностей с этим.

Огромную поддержку нам оказывали тренеры сборной, которые сказали, что поедут на суд в Венгрию и готовы продать машины и квартиры, лишь бы найти для этого средства. Очень благодарен им за это.

– Поговаривают, что бывали дни, когда у вас на столе не находилось хлеба и вы подумывали о том, чтобы закончить жизнь самоубийством…

– Все мы ходим по земле по велению Всевышнего. Да, мы с супругой прошли через сложные времена. Она, глядя на мое тяжелое положение, пыталась помочь, и вышла на рынок торговать, несмотря на то, что у нее на руках был маленький ребенок. Конечно, это очень сильно било по самолюбию. Мы влезли в долги и их надо было как-то возвращать.

Мыслей о том, чтобы наложить на себя руки, не возникало, ведь, будучи человеком в религии и осознавая о тяжести сего поступка, осознаешь, что не имеешь права лишать себя подаренной свыше жизни. Наоборот, были мысли выступать под флагом другой страны. Даже вел переговоры с тренерами турецкой и корейской сборных, однако не сложилось из-за некоторых формальностей со стороны федерации тяжелой атлетики Казахстана.

– Давайте начистоту – употребляли ли вы допинг, из-за которого вас лишили заслуженной бронзы на чемпионате мира в Хьюстоне в 2015 году?

– Конечно, нет. До того злопамятного чемпионата мира мы много ездили по европейским странам, где проводили сборы и подготовку. Наша сборная по праву ходила в числе фаворитов, ведь у нас тогда был очень сильный состав. Тем не менее вмешалась политика, и нас ложно обвинили в использовании запрещенных препаратов. Так что нас можно назвать жертвами больших закулисных интриг. Вообще, на тот момент в мировой тяжелой атлетике происходили непонятные вещи, о которых знают лишь немногие.

– Как вообще, вы, Алмас Утешов и Ермек Омиртай попали в этот черный список?

– Перед домашним чемпионатом мира-2014 в Алматы Илья Ильин позвал меня в собственную недавно созданную команду отдельно от основной сборной. Однако нашим самым первым соперником стала не просто отдельная страна, а собственный главный тренер Казахстана – Алексей Ни. На тот момент я рассуждал именно так. Может быть, от каких-то его не очень хороших действий или умыслов пришлось отдуваться нам. Чувствовалась нездоровая атмосфера внутри команды от его постоянных козней. Что говорить, до самого последнего момента стоял вопрос о моем участии на том чемпионате мира из-за его нежелания допускать меня к соревнованиям. Благодаря вмешательству других тренеров я смог все-таки принять участие на турнире в Алматы.

Его "наследие" – это постоянные скандалы, склоки и разбирательства. Из-за него в последние годы тяжелая атлетика в стране переживает один скандал за другим.

– Я правильно понял, что самый главный враг Жасулана Кыдырбаева – Алексей Ни?

– На тот момент, что я был в спорте, – да. Повторюсь, он навел немало смут внутри нашей сборной. Но для меня то время уже позади.

– Тем не менее известно, что вы обращались к нему с просьбой дать вам шанс поехать на Олимпиаду в Токио. Правда ли это?

– Да, все верно. Это было зимой 2016 года, уже после того, как нас отстранили от выступлений, но у меня в душе все же теплилась надежда, что я скоро вернусь и все будет как прежде. Почему я пошел к человеку, который немало мне насолил? Потому что хотел доказать, что еще не сказал своего последнего слова в спорте. Сказал ему и некоторым функционерам из федерации, чтобы они дали мне шанс, и я все сделаю для того, чтобы выиграть для Казахстана олимпийскую медаль.

– И каков был ответ?

– Сказали, что рассмотрят мою кандидатуру. Я думал, что они всерьез думают над тем, чтобы привлечь меня к подготовке, несмотря на то, что я уже год как не выступал из-за вынужденной паузы в карьере. Наивно полагал, что они ценят меня, ведь я все-таки был первым казахом - чемпионом мира. Никакой поддержки я не увидел, а мое обращение осталось без ответа.

– Отъезд Ержаса Болтаева, одного из бывших тренеров сборной, который помог выиграть Узбекистану золото в Токио, – внутренняя ошибка и просчет федерации тяжелой атлетики?

– Несомненно. Во многом этому с отрицательной стороны поспособствовал все тот же Ни, который превратил тяжелую атлетику в профессию. Ержас же ведь много лет трудился в составе сборной в качестве одного из старших тренеров, а когда уже подходило время переходить на новую, более высокую должность, остался не у дел. Если бы Ни самовольно передал свой пост Ержасу с формулировкой, мол, оставляю нынешнее поколение в надежные руки сильного специалиста, то это бы с лихвой перечеркнуло те множественные просчеты, которые он сделал, в частности, в последние годы своего правления, и среди них – открытое третирование воспитанников Ержаса в угоду легионерам. Поняв это, Болтаев ушел, и как мы видим, правильно поступил. К сожалению, для всего нашего народа.

– То есть, вы хотите сказать, что пользы от приглашенных спортсменов не было?

– А какая интересно от них польза? За исключением первого захода, когда две девушки из Китая принесли медали, и Нижата Рахимова, который на награждении на глазах у всего мира пустился в пляс, исполнив чужую для нашего народа лезгинку, и вспомнить-то некого. Вместо того, чтобы вкладываться в собственных воспитанников, мы приглашаем легионеров. Несомненно, было бы непросто в первое время, сделай мы ставку на внутренние резервы, ведь это работа на перспективу, но, сделав шаг назад, мы через какое-то время обязательно сделали бы два шага вперед.

– Какую роль на сегодняшний день в развитии тяжелой атлетики в стране выполняет Илья Ильин?

– Конечно же, Илья и его успехи – самая главная причина небывалой популярности тяжелой атлетики в Казахстане. Я его уважаю, и мы по сей день поддерживаем связь, обсуждая те или иные моменты. К сожалению, он потерял авторитет в глазах тренеров сборной. Он их не уважает и не поддерживает, и это, к сожалению, взаимно. Сужу, так как знаю, о чем говорю – у нас есть общий чат в WhatsApp, где состоят тренеры и сами спортсмены. Если кто-то скидывает какую-либо информацию об Ильине, то это обычно игнорируется либо кто-то из тренеров просит не упоминать о нем, говоря, пусть он идет своей дорогой, а они  своей. И я того же мнения.

Поймите меня правильно – да, он все-таки сделал немало для всего нашего спорта. Благодаря ему мы в свое время начинали заниматься тяжелой атлетикой, и он вдохновлял нас своей энергией и страстью к любимому делу. Но он как был спортсменом, так им и остался, и ему все еще присущ тот юношеский задор, с которым он выступал когда-то. Недавно разговаривал с ним и попросил совета в одном вопросе. Он сказал, что его голова забита новыми идеями и он думает по-другому. Я понимаю его, он хочет популяризировать спорт, делая из этого шоу. Считаю, ему лучше оставаться в стороне от нынешней политики, так как это чревато последствиями.

– Как вы думаете, что подтолкнуло к самоубийству бывшего чемпиона мира среди юношей Альберта Линдера?

– Каждый раз вспоминая о нем, в груди щемит от боли… Тяжело не думать о том, что с ним случилось. Мы вместе тренировались, и я помню его первые успехи на международном уровне. У него могло быть светлое и яркое будущее. Он всегда знал, как использовать на максимум свой организм, затратив при этом минимум усилий. Всегда был позитивен и относился к жизни с легкостью. Мы его любя называли "кудрявым" и заботились о нем, и он тоже с уважением относился к старшим.

Не хочу сейчас говорить о том, кто причастен к его смерти, и не буду кого-либо обвинять – ни тренеров, ни функционеров. Не вижу в этом смысла.

– Не боитесь последствий сказанных сегодня слов?

– Знаете, я уже достиг того уровня, когда могу постоять за себя. Уже крепко стою на ногах и могу позволить себе некоторые высказывания. Я пресыщен пустыми разговорами, обещаниями и ложью, которыми меня кормили и поили в прошлом. Я ищу правду и не говорю ничего, кроме нее. Если кто-то придет ко мне с разговором, то я готов к этому.

Читайте Vesti.kz в

@vestisport @vestikzsport

Поделиться в соц. сетях:


Новости