Войти через социальную сеть
Пожалуйста, подождите... Укажите email Укажите имя или псевдоним Укажите пароль Для регистрации на сайте Вы должны принять Правила сообщества Для редактирования профиля необходимо авторизоваться на сайте Укажите корректный Email Материал добавлен в избранное Добавить в избранное Убрать из избранного Пароли не совпадают Задайте пароль для входа на сайт Хороший пароль должен содержать строчные, заглавные латинские буквы и цифры. Рекомендуется добавлять знаки препинания и задавать длину пароля не менее 8 символов Спасибо за Ваш голос! Добавить +1 Убрать +1 Выберите вариант ответа
Место
добавить новый тег Просмотр слайдшоу (пробел) Пауза Назад Вперёд Переместить Закрыть (Esc) Развернуть до полного размера Кликните для закрытия картинки, нажмите и удерживайте для перемещения
Спасибо за Ваш комментарий! Вставьте текст...
Қазақша Табло Таблица переходов КПЛ Правила комментирования
Вход на сайт
Войти через социальную сеть:
Ваш аккаунт на Vesti.kz Забыли пароль?
Забыли пароль?

Укажите email, на который будет отправлен Ваш новый пароль. Впоследствии Вы сможете изменить пароль в личном профиле.

Сейчас все будут готовиться к летней Олимпиаде. Про зимние виды забудут - президент Федерации прыжков с трамплина РК

Он считает, что Казахстан выигрывает медали на таланте

Сергей Ткаченко. Фото Reuters©
1 комментарий
408
28 февраля 14:45

О проблемах и текущем состоянии дел в прыжках на лыжах с трамплина в интервью корреспонденту Vesti.kz рассказал президент Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья Казахстана Андрей Вервейкин

Казахстан в прыжках на лыжах с трамплина на Олимпиаде-2018 в Корее представлял 18-летний Сергей Ткаченко, для которого Игры стали дебютом. Четыре года назад страна на ОИ делегировала двух "летающих лыжников" - Марата Жапарова и Алексея Пчелинцева. 

- Андрей Юрьевич, на Олимпиаде-2018 нас представлял Сергей Ткаченко - удовлетворены ли Вы его результатом?

- Ну начнем с того, что изначально мы надеялись, что у нас будет четыре лицензии. Мы думали, что поедут Николай Карпенко, Алексей Королев, Марат Жапаров и, собственно, Сергей Ткаченко.

В Ткаченко мы были уверены на сто процентов, потому что он в Нагано набрал необходимые очки. Остальные ребята шли вровень, и мы надеялись, что большинство команд повезут по четыре человека - тогда бы все остальные прошли бы олимпийскую квоту. В октябре было вынесено решение по пяти спортсменам в одной команде, в итоге мы оказались за пределами списка квот. Конечно, не все команды повезли по пять человек, но все же наши ребята в квоту не попали.

Ткаченко сделал огромный прогресс всего за один год. С мужской командой еще не тренировался, но надежды на него были. На последнем континентальном кубке он был 14-м, мы надеялись, что он хорошо выступит на юниорском чемпионате мира, но немного не получилось - чисто психологически не справился со вторым прыжком.

Горький снег, бугристый лед. Казахстан на Олимпиаде-2018 - провал или надежда на будущий триумф?



На Олимпиаде мы надеялись, что он пройдет квалификацию и покажет хороший прыжок на 95-метровом трамплине. На тренировке он показывал неплохой результат, но ближе к квалификации не справился психологически - 18 лет, еще молодой же, хочется рваться вперед, и вместо того, чтобы прислушаться к своему организму, он решил рваться, поэтому и не смог ничего толком показать.

На большом трамплине было сложнее из-за отсутствия опыта на международных соревнованиях, но он прошел квалификацию -  это очень хороший результат, он смог себя преодолеть психологически и сделал задел на будущее. На 125-м трамплине у него была задача пройти квалификацию - он ее выполнил. И после этого я сказал тренеру: "Больше его не напрягайте, задача выполнена. Ребенок на Олимпиаде. Тут уже как пойдет, так пойдет". Где-то он все-таки перенервничал, но я понял, что он действительно все сделал, и сыграла его неопытность. Понимаете, когда напряжение огромное, а мышцы и нервы еще не готовы, получается такой вот результат.

Вообще, вспоминая, какая мясорубка была, как сложно было в этом сезоне, и учитывая, на каком уровне сейчас прыжки на лыжах с трамплина, попадание на Олимпиаду - уже результат и большой успех.

Ткаченко уже сказал, что будет серьезно трудиться, тренироваться и показывать лучшие результаты в ближайшие четыре года. К Олимпиаде в Пекине у него будет самый осознанный возраст, чтобы выступать на таком уровне. И, наверное, подтянет за собой остальных ребят, молодежь нашу.



- Говоря о молодеже - есть у нас задел на будущее?

-  У нас есть Валентина Сдержикова, но она пока не может выступать на чемпионатах мира из-за возраста, но на континентальных кубках она входит в топ-десять лучших спортсменок. Ждем, что она за собой потянет и других девочек, которые начали заниматься с 2013 года. 

Для прыжков четыре года занятий - это не срок. Со спортсменами работают семь-восемь лет, чтобы они вышли на высокий уровень. Решает еще и наличие таланта. Без него спортсмен либо стоит на месте, либо его период "взросления" еще растягивается.

 - В Алматы есть трамплин международного класса, и его многие считают одним из лучших в мире, но нет спортсменов, которые выступают на высоком уровне. С чем это связано? 

- Да, это счастье, что у нас есть трамплины, учебные трамплины, и что мы проводили крупнейшие международные соревнования, которые позволили как-то познакомить людей с этим видом спорта и привлекли к нам детей. Теперь наша задача - вывести их на мировой уровень, а цель взрослых спортсменов - привить к прыжкам особую любовь. 



Взрослые, конечно, не могут выполнять тех прыжков, как раньше, в их лучшем возрасте, но зато они подтягивают молодежь. Например, Николай Карпенко - он курировал Сергея Ткаченко. Еще у нас есть Даниил Васильев - победитель всех этапов Кубка Лотоса в Польше. Вместе с Ильей Мезенцевым Даниил был в тройке в российском турнире на Урале. Мы видим талант этих игроков, задача нашего тренерского состава поработать с ними так, чтобы этот талант действительно реализовался в прыгунов высокого класса.

И с другой стороны, говоря о минусах. Сейчас такая тенденция идет, что все спортивные объекты приватизируют, все школы объединяются, закрываются. Такое ощущение, что государству спорт не нужен вообще - вот сейчас, например, трамплин почти в частные руки перешел.

Такие тенденции не очень нам подходят, когда государство спорт отталкивает в коммерческие структуры, по сути. Тогда о медалях уже никто не будет говорить, их просто не будет. Чтобы получать какие-то бонусы от спорта и медали, нужна поддержка государства с самых малых уровней и до высшего спортивного мастерства. А сейчас идет такая тенденция, что, наоборот, все раздается в частные руки. Это очень плохой момент. Меня это очень волнует, я вижу, что все совсем не туда идет, тем более зимние виды никто из спонсоров не поддерживает, и у нас они не так развиты, как летние. 

Школ и так было немного, а сейчас все идет к сокращению. Вот школу, которая была при трамплине, объединяют сейчас, потому что нет возможности платить за аренду. Вот будет она в центре города (или куда там ее уберут?), но отсюда она съедет. Это огромный минус, потому что родители уже видят трамплин с города, приезжают сюда, прямо в школу, записываются, интересуются и приводят детей. Спорт травматичный, и не каждый родитель отдаст своего ребенка, но увидев коллектив, учителей, тренеров и их работу, возникает уверенность, и ребенка полностью доверяют тебе. Когда школы тут не будет, где и как искать трамплины, тренеров - это уже вопрос.

Так что пока оптимистичные моменты - это дети. Но в то же время происходят такие вещи, которые негативно будут влиять на это.

- Когда дети приходят к вам тренироваться, покупают ли они оборудование, лыжи, и кто оплачивает выезды на международные соревнования? 

- Когда к нам приходят тренироваться, учиться прыжкам - мы предоставляем им лыжи, то есть Ассоциация лыжных видов спорта и школа закупают оборудование, сами лыжи, ведь здесь таких лыж не продают, комбинезоны, воск для подготовки лыж, все это - на наших плечах. В школе закладывается бюджет, Ассоциация тоже старается закупать все для учеников. На соревнования детей вывозим тоже мы, с поддержкой городского управления и школ. Стараемся по максимуму, чтобы приходило больше ребят и им не приходилось платить. Главное - чтобы они занимались и показывали высокие результаты.

- То есть если трамплины приватизируют, придется за тренировки платить?

 - Сейчас все детки бесплатно занимаются, причем приходят родители малоимущие, которые платить за тренировку не будут. Если идея приватизации будет продолжаться, мы опять вернемся на совсем далекий наш уровень, когда у нас не было трамплинов и прекратился набор, потому что никто не шел. Мы боимся этого, переживаем и пытаемся разговаривать с руководством на эту тему, но пока отдачи нет.

Опять растерять то, что столько лет создавалось...Тем более такие объекты, как наш, не должны иметь никакой коммерческой составляющей, потому что везде в мире трамплины содержатся за счет государства - это специфический вид спорта. Он должен находиться в руках государства, чтобы объект работал и был визитной карточкой города. Не каждая страна вообще себе позволяет такой объект. Например, Италия закрыла трамплин после Олимпиады-2006 в Турине, и он разваливается - мы не должны допустить тут такого же.



Еще есть у нас такая вещь - не заканчивать проекты до конца. Вот у нас планировали построить интернат со всем необходимым - с раздевалками, спортзалами, бассейном, учебными классами и проживанием. Мы могли бы талантливых ребят со всего Казахстана собирать, они могли бы спокойно и тренироваться всеми видами лыжного спорта. Сейчас вся идея стоит недостроенная, никому это не нужно. А ведь 20-30 талантливых ребят со всего Казахстана - это, считай, есть скамейка запасных: если кто-то не покажет результат, всегда будет замена. 

Если бы все это воплотилось в жизнь, у нас был был шанс развивать прыжки на высоком уровне. Но так как нет, мы можем выигрывать медали на сверходаренных ребятах -  таких, как Юлия Галышева. Сейчас ничего не делается для детско-юношеского спорта. Просто Юля - талантливая и упорная девушка, поэтому она и принесла медаль.

Я считаю, что государству надо не отворачиваться от детских школ, а еще больше их развивать, больше школ создавать. Тот же объект в Щучинске - хорошо, что его построили, но самого главного, а именно - школ, нет! У нас такая всего одна - в Риддере.



Мы мечтали, что Олимпиада-2022 года пройдет в Алматы. Тогда бы, наверное, государство обратило внимание. Может быть, построили интернат для одаренных детей, и за восемь лет они стали бы чемпионами на ОИ-2022 на родине. Но наша заявка проиграла Пекину. Лыжный спорт не получает внимания. У нас непопулярный вид, государство не поддерживает, мы выходим только на энтузиазме тренеров и таланте спортсменов, а на этом далеко не уедешь. 

Сейчас есть два года подготовки к летней Олимпиаде. Про зимние виды спорта все забудут, но мы обязаны быть оптимистами. (смеется) Надеемся, что в итоге трамплин останется у государства, потому что так должно быть. 

Хотелось бы закончить на позитивной ноте. Хочется, чтобы государство еще больше привлекало людей к здоровому образу жизни, чтобы была возможность заниматься на наших объектах и надеяться на перспективы от работы со спортсменами. 

Отметим, что Ткаченко занял на Олимпиаде 51-е место на 95-метровом трамплине и 47-е - на 125-метровом. В обоих случаях этого не хватило для выхода в финал.

Фото с сайтов Vesti.kz/Роман Кушпелев© (3), zimbio.com (1) и skyscrapercity.com (2).

Чтобы оставить комментарий Вам нужно пройти идентификацию посредством SMS-регистрации. Подробнее о том, как это сделать можно прочитать здесь.

Поделиться в соц. сетях:
Сделать ставку
1 комментариев
408
28 февраля 14:45
Новости